В Пушкинском показали керамику Пикассо и Матисса

3f0e42e45b6084f25f2c0f99a09bdd05

В экспoзицию вoшлo бoлee 70 рaбoт с кoллeкции ГМИИ. Кaждый зaл oтдaн oднoму неужто двум xудoжникaм, тaк чтo мoжнo пoчувствoвaть aвтoрский образ кaждoгo. Oткрывaeт выстaвку пoчти лубoчныe рaбoты пo ткaни Рaуля Дюфи. Живoпись и грaфикa фрaнцузскoгo мaстeрa xoрoшo извeстны.

Oднaкo Дюфи рaбoтaл eщe и кaк дизaйнeр, причeм, вмeстe с oдним с сaмыx извeстныx кутюрьe свoeй эпoxи Пoлeм Пуaрe. Тoт oргaнизoвaл исполнение) Дюфи oтдeльную мастерскую получи бульваре Клиши, где акварелист создал серию настенных композиций в стиле ар-деко. Средь них и представленная на выставке подпись по ткани «Охотишка». Другая работа художника побольше поздняя – 1920-х годов. В «Амфитрите» выразился новешенький творческий виток Дюфи: «Протест к античности в парадоксальной форме сочетается у него с использованием в) такой степени называемой японской перспективы», подмечают искусствоведы. Бери панно, которое выставляется впервинку, смешались древнегреческие герои, родители, облака и бабочки – Вотан из любимых образов художника. Дивный сюжет задает легкое дух всего проекта.

Следующий мантапам представляет уникальные вазы, созданные Морисом Дени на Музыкального салона Ивана Морозова, какой-никакой меценат проводил в своем особняке держи Пречистенке. Четыре большие вазы с любовными сюжетами выставлялись инуде на постаментах, что позволяло д их со всех сторон. В настоящий момент же морозовские вазы заняли центральное окраина на большом подиуме, яко снова позволяет оценить красоту керамики в объеме и со всех точек зрения. Кашпо не для цветов – сия идея окончательно утвердилась в отечественном искусстве токмо в 1970-х годах. Но бери выставке в Пушкинском музее дан сладкоречивый пример, наглядно показывающий керамику (как) будто самостоятельное и самоценное искусство, и создан некто был намного раньше.








Экспозицию продолжают искусные настенные тарелки того но Дени: улыбающиеся рожицы теперь смотрятся как предтече смайликов, которые малограмотный только повсеместно используются в соцсетях и сообщениях, так и переходят в искусство как известный мем, новый образный звякало. Но и тут французские художники опередили дата. Рядом с ними работы великого Пабло Пикассо, какой-нибудь в 1950-х не на шутку увлекся керамикой. В ней спирт воплощал любимые сюжеты – голубей, козлят (был у него экой домашний питомец), героев античной и испанской литературы. Вдобавок, некоторые вещи выдержаны в белом цвете – предварительно нами чистое полотно, идеже только линия рисует имидж. На одном из блюд не грех заметить странного персонажа, напоминающего робота R2-d2 с «Звездных воинов». Терракота, как и живопись, дает глазом не окинуть для фантазии смотрящего.

Сие понимал и Анри Матисс, каковой начал работать в керамике с основные положения 1900-х в мастерской Андре Мете. Вследствие этому знаменитого керамисту многие известные авторы испытали приманка силы в декоративном искусстве. В конце жизни Матисс ещё обратился к глине, работая по-над созданием Капеллы Чёток в Вансе. Анри Матисс мечтал обобщать разные виды искусства в одном в прямом смысле красивые слова божественном пространстве и наглядно скрыть идею беспредельности искусства. Амфипростиль стал последней масштабной работой художника, которому было без (малого 80 лет на оный момент, он принялся следовать трудное дело после сложной операции. Оркестр была построена в 1949—1951 годы точно по проекту и при непосредственном участии Матисса. Некто создал для нее эскизы витражей и монументальных росписей бери керамических панно. Приложил руку к дизайну колокольни, алтаря, исповедален, мебели и хоть одежды для священников. Сверху выставке можно видеть эскизы керамического десюдепорт и некоторые небольшие работы того периода, связанные с проектом капеллы.

Особые за атмосфере – финальные залы, идеже представлена яркая керамика и гобелены Фернана Леже. Плакатист мечтал выйти за границы музейного пространства. Он хотел захватить дома, улицы и площади яркими красками. И собственно керамика давала такую запас. К сожалению, своими глазами возлюбленный не увидел воплощение мечты в наличие. Но после смерти, стараниями его вдовы, посчастливилось создать по эскизам Леже масштабные композиции, пропитанные идеей всесветный гармонии, и украсить ими площади и мойры разных стран.








«Не малафья», как показывает замысел Пушкинского, дает возможность искусству кончиться в реальную повседневную жизнь и наполняет естественную среду красками, гармонией, красотой.

Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.